The Thought Blues (so_kir_kin) wrote,
The Thought Blues
so_kir_kin

Category:

Александр Силин об истории воронежского "металла"

Вслед за прекрасным интервью с Александром Sandy Марочкиным, я хочу порадовать читателей моего «философско-дорожного» журнала, а также поклонников рок-н-ролла беседой с одним из первых журналистов, писавших о рок-жизни Воронежа.
Имя моего собеседника Александр Силин. Это воронежский писатель, исследователь истории  правоохранительных органов, криминальной жизни Воронежа, человек широких взглядов, отличающийся основательностью во всем и неподдельной душевностью.
И так, наслаждайтесь «живой историей», так сказать, из первых уст об истории отечественного и воронежского рок-н-ролла!


Привет, Александр!
Если я не ошибаюсь, ты был одним из первых, кто освещал новости тяжелого рока в Воронеже? Как тебе удавалось собирать, на тот момент, довольно редкую информацию о музыкальных новинках?

Действительно, я был одним из тех, кто начал писать о тяжелом роке в Воронеже на регулярной основе. Так получилось, во многом, благодаря выходившей у нас в девяностых годах прошлого века газете для тинэйджеров под названием Rainbow, у руля которой стояли Елена Янушевская и Алла Табекова. В частности, из-под моего пера на страницах этой газеты вышли материалы о таких известных, я бы даже сказал, культовых отечественных группах, как: Aggression (Воронеж), Tales of Darknord (Волгоград), Miscreant (Уфа). А моим «пробным шаром» было интервью с Наталией Москаленко (Натой Крисс) - бывшей вокалисткой первой воронежской хард-роковой группы «Старый город». Хорошее получилось интервью.

Что касается источников информации, то здесь мне крепко помог лидер группы Aggression Сергей Priest, имевший на тот момент обширные связи в отечественном и зарубежном металлическом андеграунде, и открывший для меня весь этот мир. С его подачи я завязал множество полезных контактов с различными тяжёлыми командами, фанзинами и т. д. Помнится, например, как особо активную переписку я вел с отцом-основателем легендарной дэтовой группы из Волгограда Tales of Darknord Алексом Кантемировым, ставшим впоследствии боссом крутого отечественного лейбла More Hate Production. С информацией по воронежской тяжёлой сцене было значительно проще, поскольку я постоянно общался с участниками подавляющего большинства местных команд.
Кстати, в середине девяностых годов мною была предпринята попытка выпуска андеграундного «металлического» фанзина под названием Deadside, и в 1996 году вышел в свет его первый и, к сожалению, последний номер. Качество этого печатного «продукта» было просто ужасным, но ведь и полиграфические возможности тогда оставляли желать лучшего. Несколько позже я, воспользовавшись техническим ресурсом одной из воронежских газет, где «служил» ночным сторожем мой приятель, выпустил еще Deadside newsletter.


Однако не я один писал тогда о тяжелом роке в Воронеже, и в связи с этим хочу упомянуть как минимум о двух «собратьях по перу», это Олег Master Булатов и Александр Sandy Марочкин.
Олег Булатов был моим предшественником в газете Rainbow, именно он в начале девяностых дебютировал в ней как ведущий рубрики для метал-фэнов под названием Headbangers Club (HBC). Несколько позже «Клуб лоботрясов» перерос газетные границы и превратился в самую настоящую тусовку, объединившую под своими знаменами несколько десятков инициативных творческих молодых людей.


Об Александре Марочкине вообще разговор особый. Он также постоянно писал в Rainbow, и его материалы отличались не только информативностью, но и оригинальностью подачи тех или иных фактов. Филолог по образованию, в 1997 году он защитил диссертацию по «молодежному сленгу», преподавал в университете, и стал, в конце концов, матёрым журналистом.
(Александр Марочкин - "Sandy")

Я рад, что и в настоящее время имею возможность общаться с ним. С Олегом Булатовым контакт, к сожалению, утрачен.


Ты застал «золотые» времена «металлической» сцены Воронежа. Расскажи, с чего все началось?

«Золотые» времена воронежской «металлической» сцены начались с создания в восьмидесятых годах Александром Коноваловым (Хамер) группы «Старый город». Как я уже говорил, это была первая по-настоящему хард-роковая команда в нашем городе. Первоначально в творчестве Александра Коновалова прослеживалось явное влияние корифеев жанра - группы Deep Purple, однако, достаточно быстро он выработал свои собственные стилистические «подходы». Группу «Старый город» можно по праву поставить в один ряд с такими «старожилами» отечественного тяжёлого рока, как: Чёрный кофе, Ария, Круиз, Мастер, Чёрный обелиск. Собственно, в какой-то момент все они неоднократно собирались вместе на масштабных концертах вроде «Железного марша». В 1989 году «Старый город» выпустили альбом под названием «Волчья яма», прекрасный не только в музыкальном смысле, но и с точки зрения имевшейся на нем песенной лирики, очень глубокой по содержанию. Однако самая главная «фишка» «Старого города» того времени заключалась, конечно, в наличии в составе группы вокалистки! Сам понимаешь, в те времена женщин в тяжелом роке можно было пересчитать по пальцам и, преимущественно, речь шла о западных «тяжёлых» дамах. А тут наша воронежская вокалистка с потрясающими просто голосовыми данными.

В 1989 году я попал в «Юбилейный» на концерт группы ДДТ. Перед ними работали как раз «Старый город», и моему изумлению не было предела, когда я услышал мощный женский вокал. Правда, через некоторое время пути-дорожки Наталии Москаленко и Александра Коновалова разошлись. Хамер, как известно, организовал группу «Крюгер», которая существует и поныне, а Наталия Москаленко некоторое время занималась проектом под названием «Саламандра» - это был добротный такой хард-рок. Совсем недавно Наталия прислала мне две свои песни - «Я ничей» и «Ночь».


(Слева группа "Старый город", справа -  "Крюгер")

Это просто потрясающие вещи и Наталия в прекрасной вокальной форме! Возвращаясь же к творчеству Александра Коновалова, хочу заметить, что ранние хиты «Крюгера», помимо всего прочего, можно было слушать и в формате LP, то есть, на виниле!
В начале девяностых в Воронеже появились еще две очень сильные, в некотором смысле, конкурировавшие между собой команды – «Аутодафе» (переименованная позже в Exidie) и «Агрессия» (в будущем Mystical Gate). С творчеством последней я заочно познакомился благодаря передаче Всеволода Баронина «Рок-Интенсив», которая выходила на Радио России по субботам в полночь. Если мне не изменяет память, в эфире прозвучало что-то с их альбома «Hellem All» и на меня это произвело очень сильное впечатление. А потом я познакомился с участниками группы лично. Свёл меня с ними известный воронежский рок-фотограф Влад Попов.

Александр Sandy Марочкин вспомнил довольно много воронежских рок-групп, а какие названия, помимо перечисленных имён, приходят тебе на ум?

Отвечая на твой вопрос, я позволю себе небольшую аллегорию. В начале восьмидесятых на тяжелой сцене Англии стало стремительно развиваться такое явление, как «новая волна британского хэви-метал рока», и на гребне этой «волны» на мировой музыкальный Олимп взлетело множество великолепных команд (Iron Maiden, Def Leppard и др.). Так вот, у нас в Воронеже нечто подобное произошло в середине девяностых. Знаковым событием в этом смысле стал, на мой взгляд, «Некро-фестиваль», состоявшийся в стенах культурного центра «Луч». Там на одной площадке собрались сразу несколько очень интересных команд – Multiceps, T.S.D., Gallows Foul, Little Dead Bertha. «Бертовцы» исповедовали дум а-ля Amorphis и My Dying Bride, и в дальнейшем взлетели очень высоко. Сейчас они запросто выступают вместе с теми, кого мы когда-то боготворили, например, с Blind Guardian. А ведь много лет назад, в девяносто пятом - девяносто шестом годах, я постоянно общался с участниками тогдашнего состава «Берты» - Сергеем Галушко, Дмитрием Пальцевым, Станиславом Чурсиным, Юрием Свешниковым, то есть, как бы был очевидцем «рождения легенды». Большим творческим потенциалом обладала группа Gallows Foul, тяготевшая к грайнд-кору. С её фронтмэном Сергеем Тушкановым мне довелось делать интервью, он оказался человеком с большим чувством юмора.

(Рок-группа "Agression")


(Слева "Little Dead Bertha". один из первых составов. Справа - музыканты групп Little Dead Berth'ы, Gallows Foul и Exidie).

В 1995 году, когда я со своей группой E.N.D. работал над демо-записью в студии Other Side, располагавшейся в главном корпусе педуниверситета, мне довелось познакомиться с талантливым клавишником и аранжировщиком Андреем Taper’ом - он тогда совместно с Алексеем Шепиловым (Шпэк) создал проект под названием People Like Pain. Под этой маркой они записывали просто умопомрачительные вещи в стиле техно/индастриал.

(Группа E.N.D., в центре А. Силин)

Как видишь, воронежская «металлическая» сцена девяностых годов была достаточно разнообразной. А в целом, на разных этапах всегда выделялся один какой-то лидер, уходивший в отрыв от всех остальных на значительное расстояние. И если во второй половине восьмидесятых это были «Старый город» с последующей трансформацией в «Крюгер», то в девяностых фаворитами стали Aggression (Mystical Gate), уступившие, в свою очередь, пальму первенства Little Dead Berth’е в двухтысячных.

Как «металлическая» тусовка ладила с поклонниками более «лёгких» направлений рок-н-ролла?

Да нормально все ладили друг с другом, периодически даже пересекались на различных музыкальных мероприятиях или в студиях звукозаписи. В Воронеже тогда помимо «тяжёлых» было множество других групп, игравших музыку совершенно иного плана, например: «Акклюзия», «Морфеева иллюминация», «Погонщики улиток», «Нескончаемый дождь». Об этом пласте воронежской музыкальной культуры хорошо осведомлен Александр Марочкин.

Возникали ли столкновения у рокеров и металлистов с представителями криминальных слоев Воронежа 80-90-х?

В указанный период времени у нас возникали столкновения с люмпенизированными представителями нашего социума. Мы их именовали гопниками, толкуя указанный термин в смысле, отличающемся от его первоначального контекста. В традиционном понимании гопник – это уличный грабитель, а в нашем случае – это было создание, не обремененное интеллектом, постоянно искавшее повод «почесать кулаки». У группы «Старый город» на эту тему есть хорошая песня под названием «Вечный край».


(интервью с вокалисткой группы "Старый город" Наталией Москаленко "Натой Крисс")

Из кого состояли первые рокерские тусовки Воронежа?

В основном из студентов, ведь в Воронеже, как известно, множество различных вузов. Более того, сами высшие учебные заведения прямо или косвенно включались в нашу неформальную жизнь. Я уже говорил, что в педуниверситете располагалась студия звукозаписи Other side. Это была одна из ведущих студий в городе, и в ней записывались многие «металлические» группы. Иногда в вузовских стенах происходили концерты. На одном таком «тяжёлом сейшне» в медакадемии я, кстати, познакомился с участниками «Берты».

Что вдохновляло тебя и твоих товарищей?

Наверное, нежелание сливаться с безликой серой массой.

Расскажи, с чего началось твое увлечение рок-музыкой и музыкой вообще?

Не так давно я снял фильм под названием «Мы вместе!» о классе, в котором я учился. Посмотрев этот фильм, можно, по крайней мере, отчасти понять, откуда что взялось. Сначала мы все были «задвинуты» на творчестве Цоя, Кинчева, Шевчука, Бутусова и иже с ними. Любопытно, что любовь к «Наутилусу» нам привила наша классная руководительница - Надежда Владимировна Худенко. У неё же в кабинете я впервые услышал таких столпов тяжёлого рока, как Deep Purple и Uriah Heep, и пошло-поехало. Думаю, нет смысла перечислять названия английских, американских и немецких групп, которые я слушал, они у всех одинаковые. Что касается отечественного тяжёлого рока, то здесь всё началось с пластинки «Переступи порог» группы «Чёрный кофе». Кстати, сейчас ее бессменный лидер Дмитрий Варшавский ездит по стране с туром, приуроченным к тридцатилетию этого эпохального альбома. Жаль только, что концерт в Воронеже не состоялся.

Сейчас я перестал интересоваться новинками тяжёлого рока, ведь большинство участников современных «металлических» групп годятся мне в сыновья, а кумиры моей юности стали, увы, уходить из жизни. Только за последние несколько лет покинули этот мир Ронни Джеймс Дио, Йон Лорд, Гарри Мур, Лемми Килмистер. Но есть и положительные моменты. Моя младшая дочка, которой и трех лет не исполнилось, замирает, например, под звуки «Smoke on the water», а старший сын – ему скоро исполнится восемь, внимательно следит за игрой гитаристов, когда я смотрю какое-нибудь «тяжёлое» видео.  

Не кажется ли тебе, что тематика «old sсhool» была более социальна? Не возникает такого ощущения, что современный «металл» ушел в стезю фэнтэзийных мотивов?

Я не думаю, что у групп «старой школы» так уж доминировала социальная тематика, хотя многие исполнители в своем творчестве озвучивали очень серьезные проблемы. У той же Metallic’и можно встретить и антифашистскую тематику, и тему смертной казни, и тему наркомании, и тему коррумпированной судебной системы. И всё же, на мой взгляд, большинство западных тяжелых групп особо «не парились» по поводу смысловой составляющей, исполняемых песен. Касаемо, фэнтэзийных мотивов - они присутствовали, по сути, полвека назад в творчестве англичан Uriah Heep, потом эту тему активно развивали немцы Helloween, Gamma Ray и Blind Guardian, тоже очень почтенные группы. То есть фэнтэзийная тематика в тяжёлом роке совсем не нова.  

В каком русле развивается современный рок вообще и, в частности, воронежский?

Не хочется, конечно, вспоминать заезженный уже тезис БГ о мёртвом рок-н-ролле. Сейчас рок-группы заняли стабильную нишу в музыкальном мире, и всегда будет существовать определенная часть людей, проявляющих интерес именно к этой музыке. Другое дело что каких-то «инноваций» в роке, в тяжёлом роке ждать уже не приходится. Всё, что можно было сказать в этом жанре, уже сказано тысячу раз и творчество тех, кто это делал, давно является классикой мировой музыкальной культуры. И ко всему этому наследию вполне подходит фраза из другого авторитетного отечественного музыканта – Вячеслава Бутусова: «Эта музыка будет вечной, если я заменю батарейки». Кстати, если глубоко задуматься, то творчество воронежских групп и исполнителей, о которых мы говорили выше, является уже элементом историко-культурного наследия нашего края. Что до современных команд, исповедующих тяжёлый жанр, то его «исчерпанность» вовсе не означает, что они делают заведомо неинтересные и бесперспективные вещи. В наш «цифровой» век, людей, играющих живой рок-н-ролл, надо ценить на вес золота.      

Если бы тебе удалось вернуться назад, стал бы что-нибудь менять в своей жизни?

Если бы мне удалось вернуться назад, я постарался бы выучиться на кинорежиссёра.
Tags: rock-n-roll, Силин, воронежский рок, интервью, музыка, музыкальный архив, писатели
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments